Дискриминация русского языка на Украине: правовой аспект

Всяческое сужение сфер применения русского языка на Украине, дискриминация русскоязычного населения и насильственная украинизация являются одной из основных идей независимой Украины. Не мытьем, так катаньем язык, являющийся родным для доброй половины граждан Украины, стремятся полностью вывести из сферы официального обращения. 17 ноября Конституционный суд Украины начнет рассмотрение дела по конституционному представлению 57 народных депутатов о соответствии Конституции закона «Об основах государственной языковой политики» от 3 июля 2012 года. Учитывая предыдущее решение КС о трактовке статьи 10 Основного закона Украины и внутриполитическую ситуацию в стране, решение судей практически предопределено.

* * *

Вытравливание русского языка с момента провозглашения независимости Украины не прекращалось ни на день, независимо от того, какая команда была у власти. Даже «пророссийская» Партия регионов продолжила эту традицию, так и не остановив вытеснение русского языка из всех сфер жизни. С одной стороны, закон Кивалова-Колесниченко, который будет рассматриваться в КС, предполагал внесение изменений в более чем 70 законов, ограничивающих использование русского языка. В этом плане он стал прогрессивным явлением. Специфика законодательных процедур такова, что вновь принятыми законами вносятся изменения в предыдущие. Именно благодаря этому был полностью выхолощен действовавший ранее «Закон о языках Украинской ССР», согласно которому русский имел статус языка межнационального общения. С другой стороны, законом «Об основах государственной языковой политики» статус русского был снижен до уровня рядового языка национальных меньшинств, что совершенно не соответствует языковой реальности Украины. Но даже этот «обрезанный» статус русского не получил реального законодательного закрепления. По крайней мере, в областях с компактным проживанием носителей русского языка (10%) местные власти имели бы право придать ему статус регионального языка.

После вооруженного переворота февраля 2014 г. на русский язык обрушились все возможные и невозможные репрессии. Одним из первых решений киевского режима стала попытка отменить закон Кивалова-Колесниченко, за что 24 февраля 2014 г. проголосовало 232 народных депутата. Надо полагать, более важной проблемы в охваченной беспорядками стране не было. «Спизидент» Турчинов, правда, так и не решился подписать закон, что совершенно не исключило принятие дальнейших дискриминационных в отношении русского языка правовых актов.

Ярким примером языкового произвола может служить недавно внесенный в парламент законопроект В.Сюмар и Р.Княжицкого, согласно которому украинские телеканалы и радиостанции должны 75% эфира вещать на украинском языке. С доведением этой квоты в 2018 году до 95%. Ранее под видом борьбы с «российской агрессией» была запрещена трансляция российских телеканалов, готовится ограничение продажи российских книг, созданы черные списки сериалов и эстрадных исполнителей. Министерство образования издало приказ, обязывающий работников этой сферы во время работы говорить исключительно на украинском, а в новом законе о госслужбе предусмотрена сдача экзаменов на владение государственным языком.

Впрочем, антирусская истерия далеко не ограничивается законодательными и подзаконными актами. Травля русскоязычных – любимый вид спорта неонацистов, освистывающих выступающих на русском языке депутатов парламента, подающих в суды на чиновников за разговоры на русском и закатывающих языковые скандалы в магазинах и кафе. По сути, говорить на русском без «нарушения законодательства» можно лишь на кухне. И то это может быть небезопасным, если рядом окажутся «патриоты».

* * *

Вводя бесконечные дискриминационные ограничения против русского языка, украинская власть игнорирует положения Конституции Украины. В свойственной ей манере читать в законах лишь то, что выгодно, вспоминают первый абзац ст. 10, начисто «забывая» о третьем, где говорится: «На Украине гарантируется свободное развитие, использование и защита русского языка…»

В свою очередь, статья 11 Основного закона гарантирует содействие государства «развитию этнической, культурной, языковой и религиозной самобытности всех коренных народов». Русское и русскоязычное население Украины является коренным и в силу своего количества – государствообразующим. Тем не менее с момента своего рождения граждане, родным языком которых является русский, уже поражены в правах. Их имена волюнтаристским методом переводятся на украинский язык, детский сад с русским языком воспитания не найти, количество русских школ стремительно уменьшается, а высшее образование и научную степень на русском языке получить невозможно. В то же время 85% вузов Украины готовы и многие из них дают образование иностранным студентам на русском языке. А студентов не так и мало – 63,5 тысячи. Высокий спрос на дипломированного специалиста со знанием русского языка говорит и факт наплыва студентов со всех континентов в Киевский национальный лингвистический университет.

* * *

Но для жителей Украины дискриминация породила неграмотное поколение, которое толком не знает ни украинского, ни русского языков. На Западной Украине, считающейся оплотом украинства, с тестом по державной мове не справились до трети учеников. Лучшие результаты показали киевские школьники, 40% которых набрали высшие баллы.

Статья 22 Конституции Украины гарантирует, что «при принятии новых законов или при внесении изменений в действующие законы не допускается сужение содержания и объема существующих прав и свобод». В вопросе русского языка это звучит как издевательство.

Напомним, что конституция является законодательным актом прямого действия. Кроме того, в соответствии с приоритетностью правовых актов именно Основной закон является нормой, превалирующей над кодексами, законодательными и подзаконными актами, в которых и кроются тысячи дискриминационных мер в отношении русского языка. Но для парламента, который вертит Конституцией Украины, как ему удобно в тот или иной политический момент, закон не писан.

* * *

Дискриминационные меры в отношении русского языка нарушают и ряд международных норм, ратифицированных Украиной.

Так, статья 2 Всеобщей декларации прав человека 1948 г. гласит: «Каждый человек должен обладать всеми правами и всеми свободами, провозглашенными настоящей Декларацией, без какого бы то ни было различия, как то в отношении расы, цвета кожи, пола, языка, религии, политических или иных убеждений, национального или социального происхождения, имущественного, сословного или иного положения».

Аналогичная норма о недискриминации содержится и в статье 14 европейскойКонвенции о защите прав человека и основополагающих свобод, согласно которой не допускается дискриминация, в частности, на основании языка, принадлежности к национальным меньшинствам, национального происхождения, религиозных убеждений и политических взглядов. Конвенция является действующей и ратифицирована Украиной в 1997 г.

В том же году Украиной была ратифицирована и европейская Конвенция о защите прав национальных меньшинств. Русскоязычное население Украины сложно назвать меньшинством, но в правовых реалиях страны, где никак не урегулирован статус языкового большинства, это является единственной юридической возможностью для защиты своих прав. Этот документ можно цитировать бесконечно, поскольку сложно назвать статью, кроме преамбулы и конечных положений, которую бы не нарушила Украина.

Например, ст. 5 говорит о том, что «стороны воздерживаются от ассимиляции лиц, принадлежащих к национальным меньшинствам, против их воли, и защищают этих лиц от каких-либо действий, направленных на такую ассимиляцию». В ст. 6 указывается на то, что государство обязано гарантировать атмосферу терпимости и взаимоуважения между представителями разных народов в сфере культуры, образования и СМИ. Очевидно, «собача мова» - это украинское ноу-хау взаимоуважения. Согласно ст. 9 национальные меньшинства имеют право открывать свои СМИ, свободно выражать свою позицию на родном языке. А ст. 10 гарантирует свободу выражения на родном языке в частной и публичной сферах, устно и письменно. Ст. 11 защищает право представителей меньшинств на написание их имен в соответствии с национальными традициями. В ст. 12 говорится о необходимости равных возможностей доступа к образованию на всех уровнях. А ст. 14 обеспечивает право изучать язык своего народа.

Действует на Украине и Европейская хартия региональных языков и языков меньшинств. Документ построен на принципе, что чем больше в стране носителей языка, тем большим уровнем защиты и правами он обладает. Именно этим обусловлены фокусы неонацистов вокруг якобы неправильного перевода названия документа. Количество носителей русского языка даже в западных регионах страны таково, что он должен быть объявлен региональным и использоваться на всей территории Украины. Построенный на положениях Хартии закон Кивалова-Колесниченко также вызвал ожесточенное сопротивление как нацистов, так и Венецианской комиссии, которая выступила в поддержку дискриминации русского языка. Любопытно, что тем самым «цивилизованные европейцы» доказали, что спекуляции о неправильном переводе Хартии несостоятельны.

* * *

Языковая ситуация на Украине поистине уникальна. Украина является единственной в мире страной, где язык, который является родным и предпочтительным для использования 80% жителей страны, не только не имеет официального статуса, но и всячески преследуется.

Цифра в 80% далеко не случайна. В свое время авторитетное международное агентство Геллапа провело скрытый опрос о языковых предпочтениях граждан, просто предложив им выбрать анкеты на русском и украинском языках. 83% респондентов выбрали русский. В какой-то мере этот показатель подтверждает и статистика поисковых запросов. Лишь 11% поисковых запросов на Яндексе с Украины осуществляется на украинском языке. Часть регионов Украины практически полностью русскоязычны. В Днепропетровской области русскоязычнымявляется 72% населения, в Запорожье более 80%, в Николаевской области около 65%, в Херсонской более 70%, в Одесской 85%, в Донецкой более 90%. Подавляющее большинство киевлян также русскоязычны.

Фактически уничтожение русского языка на Украине является этноцидом. Согласно определению, данному в словаре по правам человека, этноцидом является уничтожение культуры народа, а не физическое истребление самих людей. В свою очередь, словарь социолингвистических терминов утверждает, что этноцид – политика, направленная на прекращение существования этнической общности. В отличие от геноцида она не обязательно предполагает физическое уничтожение этноса, обычно речь идет о насильственной ассимиляции.

Этноцид является подвидом геноцида. В Резолюции Генеральной Ассамблеи ООН о предупреждении преступления геноцида и наказании за него от 11 декабря 1946 г. закреплено: «Геноцид – суть отказ в признании права на существование целых человеческих групп». Очень точное определение действий властей Украины, отрицающих на законодательном уровне право на существование в стране многомиллионной русскоязычной общины.

И за это, как и за прямой геноцид населения Донбасса, придется нести ответственность.

Категория: